Утиная история.

Spread the love

 

 

Утка с селезнем Утком  – дикие утки. Появились они в конце апреля.

 

Первую ночь провели  в  собачьем вольере, в котором на утро  тетя  Утка  произвела первое яйцо. Мимоза,- наша собака предоставить свой дом  уткам  была очень рада, так, как смогла вволю, до утра носиться за  деревенскими котами.

 

Утру уток мы проводили к  пруду, примыкающему к реке  Малая  Истра. Там  оканчивается  деревня и начинается  большой лес.  Утки  долго выбирали себе место для  гнездовья.   Крякая, летали над рекой, проверяли густоту осоки, пару раз даже  заночевали на речном островке, но так, как вода в реке после разлива спала, то обнаружив  утром  себя  на  «материке» начинался новый  поиск гнездовья.

Островок им необходим, что бы  не стать ночью добычей  сухопутных хищников.  Выбор места для гнезда дело серьезное, требует  предусмотрительности.  Нам же на берегу оставалось только  подкидывать им  хлеб со словами : « Ути, ути, ути! Хорошие ути!» и надеяться, что  им понравится  сколоченный плотик с сеном на центре пруда. И чудо, случилось.

Первые десять дней  утки обживали гнездо, совместно облетая и обхаживая  всю местность, вечером возвращаясь на свой плотик.

Каждое утро у утки появлялось  одно яичко, а когда их набрался  десяток, утки предприняли пешие путешествие  во двор, к собачьему вольеру с надеждой  найти  там, то самое первое яйцо.

 

 

Собака Мимоза  была очень удивлена и растеряна, когда её разбудило кряканье уток, но ничего им ответить не смогла. А я с досадой на себя  вспомнил, что  первое яйцо  зачем то сам  положил в холодильник.  Утки понимающе посмотрели на меня и вернулись к своему гнезду.

Весь  май  утка сидела на яйцах. Высиживала. И под ливнем, и в жару, и днем и ночью согревала их своим теплом. Селезень  Утк  был с ней рядом, а если и улетал, то не на долго, и не далеко- на расстояние слышимости кряканья своей утки.  Кормление и выгуливание Утки всегда происходило в присутствии  селезня. Только дважды в день утка имела возможность поесть, размять лапки, иногда полетать, а главное попить воды, в остальное время  она мужественно высиживала яйца и терпела громкое кваканье лягушек, ливни и  жару.

А  жара бывала невыносимой, и утка вытягивала шею и  хватала клювиком  воздух, что  бы хоть чуть утолить жажду.  Наконец  после 27 дней героического высиживания, 9  июня,  из яиц вылупились утята. Серо- желтые, пушистые и  бойкие. Удивительно, но именно к этому дню  пруд покрылся ряской и большими листами калужницы, которую с  удовольствием  едят утята и на которой они отдыхают после плаванья.

Ведь пух быстро, в отличие от пера, намокает и маленьким утятам  очень важно , что бы было где обсохнуть.  По поводу рождения утят, на радости, утки устроили грандиозные водно-воздушные танцы, с нырянием под воду, обливанием, облетанием и дружным кряканьем. Утят  было десять .

Целых двенадцать дней утята, на радость родителям и нам,  плавали в пруду, щипая ряску и лакомясь хлебом.

Наевшись, они собирались под утиное кряканье на плотик и укладывались спать под материнские крылья в гнезде.

Казалось ничто не может помешать утиному счастью…

 

 

Но однажды ночью  все изменилось. В два часа ночи,  со стороны пруда раздался  шум и тревожное, громкое утиное кряканье. Лил сильный  дождь, мы, включив фонари , спустились  к пруду.. Но, что в ночи можно было понять?!

К нам подплыл селезень и  Утка , с ними  было  пятеро утят, про остальных мы подумали , что те остались в своем доме  или спрятались в камышах. Постояли, посочувствовали :  « -Может они какую лягушку испугались, или   кошка рядом прошла? Идите утки на плотик!» и пошли  обратно в  дом.

А на утро обнаружили следы  ночной борьбы и  множество  перьев на воде. Но, самое печальное было в том, что ни одного утенка  рядом с утками не было. Днем снова шел дождь, я спустился к пруду, в надежде, на то, что пропавшие утята отыщутся. И тут  увидел, как в двух метрах от  утиного гнезда  проплывает  хищная голова норки. Стало понятно , что ночью, под шум дождя , норка  устроила утиную охоту. Вначале норка спугнула утят с уткой с плотика, а затем по одному всех утят перетаскала  под камыш.

Невыносимо было больно слышать, как утка, за весь день   охрипнув,  все еще зовет утят.  Покричит,  опустит голову в воду, поднимет, и снова кричит : « Кря! Кря! Где Вы мои утята!», рядом вдоль осоки и камыша ищет утят  селезень  Утк :  « Кр, Крр  -Кр-Крр!»

 

 

 

А как все начиналось замечательно: утиная любовь, черемуха,  утку усадил в гнездо. Затем появились утята.  Но, пришла страшная ночь и всех утят пожрал хищник. Утка  три дня бедная их все звала и искала по  камышам. Потом её печальную унес в свой лес коршун. Селезень остался один. Одно время к нему прибилась утка с утенком . Но, что то  не сложилось, не срослось она  улетела, а селезень остался. Смотришь на него и понимаешь, что не все  просто, и , порой то , что нам кажется проблемами , совсем не они.

Осенью селезень не улетел на юг. Все улетели, он остался. Мужественно давил тонкий лед своей грудью .

Я ему говорил: “Что ж ты, дурень, не улетел?! А он смотрит на меня сквозь слезы и только хрипит…

Минус семь. Тихо, Луна со звездами проходит меж хрустальных ветвей липы. Скрипит под ногами снег, из трубы валит дым.

В теплом, прогретом русской печкой, деревянном доме хорошо, а на реке селезню не очень. Задумчив был сегодня он. Даже любимый хлеб есть не стал. Зима пришла.

 

 

 

Осенью не давал хлеб, что бы проголодавшись со своими на юг  захотелось утке податься. Селезень только в усмешку летал над моей головой. Облетит пару раз, сядет на упавший над рекой ствол березы, крякнет и носом по грудке поведет : “Да, разве из за хлеба не улетаю?! Вот странный человек”.

Пруды замерзли и укрылись снегом. В поиске воды утка перебралась на реку, поближе к бобровой хатке. Течение из-за бобровой плотины у реки слабое. Да и река, в три метра шириной, не долго продержится на морозе- скует её лёд.

В эту ночь наморозило его так, что только под уткой оставалась небольшая полынья. Утром смотришь на следы, лисица подходит к самому берегу. А утке, как с гуся вода. Крякает.

Сарай сеном забил, подготовил миску с пшеном, дверь приладил. Думаю поймаю, заманю его в коробку . Соорудил короб для отлова, на лёд выставил. Поймал , да только насморк .

Три часа селезня уговаривал:
“Ты, брат в коробку ступай. Не бойся! Горячая пища, хлеб, тепло в сарае. Горячая пища, хлеб, тепло в сарае. Давай смелей, родной! По весне тебя выпущу. Новую уточку найдешь…Цыпа-цыпа-цып!”.

 

 

Да, куда там! Ни в какую коробку селезень не идет. Крыльями вокруг себя лед разбивает, аж перья летят, а в коробку не идет.

Думаю раз так, я тебя на силок возьму. Петлю сделал , что бы его за лапу ухватить. Хлеба накрошил. Подходит утка прям к моим ногам, в глаза мне заглядывает, а в петлю за хлебом не идет. Умный попался , на свою и мою голову…

Прошло еще несколько дней. На клюве селезня сосулька выросла. Приходилось ему, бедному, прежде, чем есть её сбивать. Однажды он улетел. Мы тут все в деревне тому обрадовались.

Подумали что, наконец, бедолага на юг полетел. А он через неделю, по оттепели, вернулся. Голодный , худой. Снега стало много. Трудно ему по снегу топать. Понимает, что с каждым днем снег глубже, лед толще и трудностей больше.

 

Подходит мороз, не резкий , а спокойный и серьезный мороз без оттепелей. Утка это знает.

Селезень ходил по снегу и ломал крыльями лёд. Крякал и искал свое счастье. Мы подкармливали его, ломами на реке ломали лёд, подкидывали сено… И так до Рождества.

А после Праздника он улетел. Вернулся с уткой в апреле. Поселился рядом с хатой бобра, который терпеть не может хищников… Но, это была совсем другая история.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Билецкий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *